пульс · 20 января 2018
Секрет творения: история от первого лица
Как быть, если хочется рассказать про мастера, но его персона не вмещается в рамки классического интервью? Мы дали творцу свободу и лист бумаги, а смысл в этом эксперименте пусть каждый увидит сам.


ТЕКСТ: ОЛЬГА МИХАЛЕВСКАЯ 7.12.2017 ФОТО: НАСТЯ ДАРК
Когда меня вытащили из пакета, я еще спала.Чьи-то пальцы жестко разорвали меня на части и принялись вгрызаться в мое тело, не давая прийти в себя.
Я была обескуражена и понятия не имела, что происходит. Эта мясорубка длилась пять вечных минут. Меня хлопали и скручивали, выжимали из моих легких весь воздух, пытаясь меня подчинить. Они еще не знают, что я за фрукт! Им меня не сломить!

Я упала на что-то ледяное, по ощущениям — металлическое. Я знаю о металле, потому что уже соприкасалась с ним. Меня уже резали им. У меня нет органов зрения, поэтому я больше живу ощущениями. Мне пришлось научиться. Я вообще мало что ощущала в жизни. Большую ее часть я пробыла глубоко под землей, в темноте. Я не жалуюсь, у нас никто не жаловался.
Я понимала, что бежать некуда — я в ловушке — и решила довериться всему тому, что есть доброго в мире. Если вообще есть какой-то смысл в этой жизни, то он должен стать понятен сейчас. Или уже никогда.
Сейчас я очень хочу пить. От пребывания в этих теплых...эээ...руках? Да, кажется, это руки. У меня растрескались бока.

Вообще, я всегда знала, верила, что в мире творится какая-то разрушительная, зомбирующая программа. Мне всегда говорили: «смирись, ты всего лишь глина, грязь. Не мечтай, ты ничем не лучше других!».

Я силой пыталась это в себя вбить. Я плакала, если было чем. Я истерила, но от этого только разрушалась. Если бы у меня была кровь — у меня бы появились синяки. Рост через страдание и смирение, говорили они... Как же!

Пока я думала про синяки, меня начало вращать. Все, что во мне было не в балансе, тут же дало о себе знать, и меня начало мутить. Меня начало вертеть из стороны в сторону, и я бы точно упала в обморок, лишилась чувств, и тех крупиц разума, что еще остались, если бы не вода, пролившаяся сверху.

Я понимала, что бежать некуда — я в ловушке — и решила довериться всему тому, что есть доброго в мире. Если вообще есть какой-то смысл в этой жизни, то он должен стать понятен сейчас. Или уже никогда.
И тут же меня обхватило со всех сторон. Я немного оробела, потому что это были те же руки, которые так меня ломали еще несколько мгновений назад. Но... мне становилось спокойнее от одного его присутствия рядом.

Кто это? Человек? Бог? Я не знала. Я не ощущала ни того, ни другого. Ни говоря уже о том, чтобы видеть. Мои раны начали чудесным образом затягиваться, и, несмотря на дюжую силу, что воздействовала на меня со всех сторон, все мое внутреннее центрировалось, структурировалось и переставало меня истязать. Я попыталась мысленно пробраться в эти руки, что с каждой минутой меняли свой нажим и сейчас я уже испытывала (краснею) трепетное удовольствие, почти экстаз. Сохраняя остатки сознания, которое в блаженстве расползалось в пространстве, я все-таки последовала вглубь этих рук. Я не могла понять, какого пола то, что мной манипулирует. Мужчина? Сильный, да. Жестокий вначале. Далее умелый и нежный... Или Женщина? Которая лупит свое дитя, а потом плачет пред ним на коленях и гладит по голове? Где эта грань? Как понять, когда у тебя нет ни глаз, ни рук, ни ушей? Или это Бог? В чем разница Бога и человека? Для меня? Для меня это одно и то же.

Пока я тут распылялась, я совершенно поменялась внешне. Я чувствую, что я сосуд. У меня есть полое тело, которое может стоять. Всегда хотела иметь тело. В то же время, я не чувствую себя бренной кучей, хотя масса моя осталась, по факту, неизменной.
Я доверилась этим рукам, допустила в себе мысль: «доверься, бежать некуда»... Да ведь и убегать-то уже не хочется. Кто я по сравнению с Ним. И в то же время, я уже не та, что была раньше. И не буду прежней.

Прикосновения ко мне сокращались, но я все еще чувствовала их на себе. Эдакое тепло и умиротворение. Я знала, что я оставляю частицы себя на Его руках, и чувствовала, что Он оставляет себя на мне. Порой мне казалось, что я почти познала его. Мне вдруг захотелось обнять весь мир. Каждый камушек, птичку, собачку, каждого человека... и того, кто меня сейчас Создавал. Того, кто будто бы вспомнил обо мне впервые за долгое-долгое время бытия.

Или просто я позволила себя создать? Я доверилась. Я повернулась в опасную сторону и меня заметили. Взяли и давай колошматить так, что никаких слез не хватало. Рост через страдание — это все так.

А как же Любовь? Вот она. Я ощущаю ее каждой частицей. Я чувствую, что меня очень любят и я люблю в ответ... Я стала еще стройнее и выше. Возможно, я даже красива... я не знаю. Я же не вижу...

Я считываю, что Он недоволен, ворчит, мол, пропорции не те. Чего!? Ты меня видел вообще? Я час назад еще была кучкой дерьма, все в комках и пузырях, а ты до сих пор не доволен? И опять по боку лезвием. С меня опять сошел пласт плоти, и я от удивления открыла было рот и... Постойте-ка... Рот? Боже, теперь я могу говорить? Рассказать о Тебе? Не бояться?
Пойми, я — не твой Палач. Не злая мачеха. Я не для того тебя создавал, чтобы уничтожить. Это глупо.
«Тссс, Пока нет. Пока сиди», — было мне ответом. Рот мне прилично так сузили, и я поняла, что правильно сделали. Не каждый готов услышать мою историю. Как все мудро! Но теперь я могла задать главный вопрос: «Господи, а глаза? Глаза у меня будут?».

— Зачем тебе они, если у тебя есть сердце?

— Но у меня и сердца как бы нет...

— Ты сама — сердце!

— Но я чувствую, что это еще не конец, правда?

— Конечно, родная, я больше не буду от тебя ничего скрывать. Тебе стоит сгореть несколько раз. Но ты не бойся. С каждым новым огнем будет уходить все лишнее. Просто доверься мне. Я тебя не обижу... Ведь я люблю тебя

— А может одного раза достаточно? — спросила я.

— Нет. Только пройдя несколько полных циклов, ты станешь той, кем должна быть по моему замыслу, — было мне ответом.

— А если я не выдержу? — вдруг осеклась я. И тут же пришел страх смерти — Тресну и разлечусь на куски? Можно как-то сразу и за один раз? — и мое тело опять стало немного штормить.

—За один раз не получится. Вот за один раз ты как раз и не выдержала бы. Пойми, я — не твой Палач. Не злая мачеха. Я не для того тебя создавал, чтобы уничтожить. Это глупо. И очень узко. Ты, мой маленький слепой комочек, просто многого еще не понимаешь.
Я действительно не понимала. Было страшно. Но этот мягкий голос, который эхом отзывался внутри меня, от моих стен, успокаивал меня. Хотелось плакать от благодарности. Ведь впервые в жизни я чувствовала, что меня любили.

Я вынесла три огня. Было больно, каждый раз, появляясь на свет из темноты, я забывала обо всем сказанном мне. Я роптала на Него, обижалась, потом боялась, разочаровывалась, я чувствовала рядом с собой других созданий: птичек, собачек, людей... как они кричали в каждом цикле. Страдали.

Я негодовала. Оставляла Его, не видя логики и не находя ответов. Но Он возвращался ко мне, брал меня в руки и я вновь знакомилась с Ним.

Причём,каждый раз думала: «ну вот, всё! Вроде красивенькая уже. Может хватит? А глаза где?»

Каждый раз меня точили и точили до совершенства. И вели беседы, структурируя меня изнутри...

Последний цикл было очень болезненным. Я долго остывала, потом на меня наложили столько всякой пыли, я почти задыхалась, быстро убрали в огонь и закрыли опять на ночь. Хлопнула крышка печи и, как гром, на меня обрушились воспоминания. Я вспомнила весь свой долгий путь...от и до.

Я все поняла. И я рыдала, мое тело все покрывалось слезами. Слезами благодарности. Такими горючими, что эта противная пыль, что была на мне, поплавилась и стала блестящим стеклом. Все свое остывание я не сомкнула глаз.

Да. Глаза. Вы не ослышались. Теперь у меня были глаза. Не успела я понять этого, как открылась крышка печи. И я увидела Его — улыбающегося мне, перепачканного в глине. И увидела Себя.

Крепкую. Красивую. Любящую. Сострадающую.

Цвет мой был такой розово-сиреневый. Похожий на сердце. Я и была Сердце, ведь Он говорил мне об этом! На полках стояли птички, собачки, люди — все они были из глины. И я поняла: мы все-суть ОДНО. Я посмотрела на Него и спросила:

— Ты Бог?

— Да что ты, милок, нет конечно! Я всего лишь Человек! Более того, я — Женщина. Обычная земная баба, — и Она как будто смутилась,постеснялась этого своего признания.

— Но для меня нет никакой разницы! Я видела твою суть. В тебе столько граней! Я чувствую частицу тебя в себе! — сказала я.

— Так и есть! Я в тебя ее заложила и оставила. Еще я думаю, что Человек — это не конец истории. Что кто-то тоже заложил в него частицу Себя. Думаю, что все гораздо сложнее, и, если ты чего-то не понимаешь — не значит, что этого нет.

— У меня голова кругом.

— Да тут все кругом, милок!

Присоединяйся к нам!

Письма из Провинции

Оставь нам свой имейл, чтобы раз в месяц получать дайджест материалов.

Хочешь стать автором «Провинции»?

Предложи нам свою тему!