ПУЛЬС · 2 ЯНВАРя 2018
Колонка редактора: как Чичигина писала письмо в администрацию
Родину можно любить и издалека. Наш редактор пользуется полной безнаказанностью в Тель-Авиве, забыл, как выглядит снег и своими статьями сведет нас всех в ад. Надеемся только, что в том аду есть красивый ледовый городок, как был в нашем детстве в 90-е.


ТЕКСТ: КАТЕРИНА ЧИЧИГИНА 7.12.2017 ИЛЛЮСТРАЦИИ: НАСТЯ КАРДАШОВА
Пока в Сибири заливают горки во дворах, в Тель-Авиве высаживают цветы и деревья на центральном проспекте. Серферы с неизменным упорством пытаются приручить волны, а некоторые особенно отчаянные барышни до сих пор ходят в босоножках. В домах тут холоднее, чем на улице, да, грех ныть, но этот текст я пишу в шерстяных носках до колена.
Возможно, некоторым уже хочется сказать: «Чичигина, ну уехала ты из Иркутска, отвали от нас со своими нравоучениями, Тель-Авив свой критикуй, у нас и без тебя забот навалом». Но меня не остановить!

Да, я не живу в Иркутске, но мои друзья и родственники там остались, некоторые ростят детей, все ходят и ездят по городу, трудятся, и многие — представьте себе! — платят налоги. И мне хочется иногда, хотя бы раз в год, приезжать в родной город и не закатывать глаза от окружающего убожества, не подкармливать снобского демона в себе, а радоваться и удивляться тому, как город становится лучше. Поэтому за державу обидно мне быть не перестает даже у берегов Средиземного моря.
Это было в те незапамятные времена, когда елку на сквер привозили настоящую прямо из Тайги, а в стенках ледяного лабиринта можно было долго-долго рассматривать вмерзшие водоросли.
История этого ядовитого текста началась в декабре 2016, когда дражайшая администрация города по неведомым нам причинам решила выстроить на центральной площади города скульптуры из грязного снега и отходов жизнедеятельности. Тогда я еще жила в Иркутске и постоянно ходила через сквер Кирова, мое чувство прекрасного билось в апоплексическом припадке, а маленькая девочка Катя внутри меня заливалась слезами — в нашем детстве так с людьми не поступали.

Маленькая девочка Катя когда-то жила в доме с окнами на центральную площадь города, а ее мама работала в администрации. Кажется, тогда это называлось «Отдел культуры». И у Кати было любимое зимнее развлечение: приходить к маме на работу и разглядывать картонные макеты будущего ледового городка. Кате нравилось раньше всех знать, каким будет петух, дракон или бык на фонтане, какими сказками и былинами вдохновлялся проектировщик. Но это было в те незапамятные времена, когда елку на сквер привозили настоящую прямо из Тайги, а в стенках ледяного лабиринта можно было долго-долго рассматривать вмерзшие водоросли.

Что сейчас происходит в отделе культуры, и почему вдруг лед из заливов Ангары стал на вес золота — мне неизвестно. Зато мне известно, что будет, если написать в администрацию жалобу на сайт.
Когда пришел этот ответ, я решила, что не отстану от администрации, пока нормально делать не начнут. Пусть эту зиму я провожу почти за шесть тысяч километров от сквера Кирова, инстаграм и дружественных сообщников у меня никто не отнимал, поэтому за состоянием новогоднего убранства я могу наблюдать и отсюда.
И по этому поводу имею несколько наблюдений:
1
Схема размещения всех элементов городка неизменна уже лет 20 и с этим, видимо, сделать ничего нельзя. Большая горка призвана всегда стоять на клумбе с видом на областную власть, а ворота на противоположном краю сквера должны повторять одну и ту же идеологически верную форму.
2
Тематические ледяные фигуры (местами со спонсорской табличкой) нельзя расположить иначе, кроме как размазать вдоль дорожек.
3
Лабиринт для детей можно не заморачиваясь сложить, как из шлакоблоков, они же мелкие — зачем красиво делать, все равно не поймут.
Товарищи, образумьте меня, если я ошибаюсь, но мне кажется, что ледяной городок на центральной площади города должен отражать суть выражения «Новогодняя Сказка». А сказка — это история, у нее должен быть некий сценарий с вступлением, завязкой, интригой, кульминацией, развязкой, победой добра над злом, в конце-то концов.

Иркутяне давно доказали, что мы можем, когда захотим. Неравнодушные горожане помогли отстоять архитектурные достоинства бывшей «Снежинки», побороли оранжевые заборы и своими силами реставрируют фасады деревянных домов. Я веду речь о чем-то, возможно, менее важном, более эфемерном: ледовый городок — это ж не навсегда. Но если в сказке про «Снежинку» победило добро, то уж в былине про сквер Кирова и подавно должно.

А пока то, что мы имеем сейчас на сквере — это победа головотяпства над прекрасным.

Чиновники скажут: «Гражданка Чичигина, критикуешь — предлагай!». А я-то не узкий специалист по проектированию ледовых городков, но, повторюсь, интернет у меня не отключили. Иркутск — слыхали? — город столичный. Давайте тогда посмотрим, что там в столицах.
Да, рубить каждый год огромную живую ель — это неэкологично. Искусственная проще, лучше, долговечней. Зато рядом можно запилить несколько строений из оцилиндрованного бруса, назвать их «Резиденция Деда Мороза» и спокойно спать с чистой совестью. Мы каким-то чудом и без резиденций выросли не калеками, представляете.

И маленькая девочка Катя помнит, как вместе со всем классом когда-то делала неловкие, яркие, удивительные игрушки для центральной елки города. Это было так круто, пойти на открытие новогоднего городка и жадно искать глазами кривенькую звездочку или безумную драконью голову, которую сделал ты или твой одноклассник (не без помощи мам-пап). Теперь только огоньки мигают, а волшебство ушло.

Присоединяйся к нам!

Письма из Провинции

Оставь нам свой имейл, чтобы раз в месяц получать дайджест материалов.

Хочешь стать автором «Провинции»?

Предложи нам свою тему!