Еда //

Гастрономическое прошлое Иркутска

Корреспондент «Провинции» побывал на гастрономической экскурсии по старинным ресторанам нашего города, организованной газетой «Восточный Формат», и поделился с нами вкусными подробностями жизни того Иркутска.

На площадке у Драмтеатра собралось много людей: слушатели, журналисты, организаторы. Гидом выступает известный журналист и писатель Валентина Рекунова, которая знает очень много об истории Иркутска. Данная экскурсия — ее первый опыт в рамках цикла познавательных исторических походов по городу. Однако эта прогулка уже вторая в цикле: первая прошла в декабре и была посвящена празднованию Нового года.

​​​​​​​​​  
Фотографии — Антон Климов

Наш город был всегда наполнен вкусами. В Иркутске можно было купить все, но нужно было знать, где искать. Рыбу было принято отбирать самим: люди шли к Ангаре и договаривались с рыбаками, к назначенному часу живая рыба, трепыхаясь, поступала на гостиный двор.

Был напиток с говорящим названием «облепиховка», который на гостиных дворах вкушали в ожидании праздничных блюд. Иркутский сдобный сухарик, ветчина, язык говяжий вяленый и копченый, лучший сахар из Китая. Привозились фамильные чаи — самое главное в долгой дороге. Не хватает крепких напитков? В Иркутске была коллекция различных сортов рома, хотя он был очень дорогим.

В Иркутске путники всегда могли что-то приобрести, но не хватало ресторанов и кафе.

Прошел 18 век, первая половина 19-го, и только в самом конце 19 века появилось то, что изменило город полностью.

Первый ресторан был основан немцем Франком Юнгом. Проводить время у Юнга для иркутян означало «кушать кусочек хлеба вместе с икрой». И пусть Юнг в Иркутске не задержался, но он открыл для горожан совершенно новую сторону жизни. А когда наступила русско-японская война, и через Иркутск ехали императорские особы, офицеры, адмиралы, заведения общепита стали стремительным образом наполнять город.

 

ОБЛЕПИХОВКА
Алкогольная настойка кисло-сладкого вкуса с характерным ароматом облепихи. Ее цвет может варьироваться от ярко-оранжевого до бледно-желтого, в зависимости от сохранения облепихового масла и срока выдержки.

 

 

 
 


«Метрополь» 
Марата, 70а, ныне агентство охраны «Сэйв»

 

Это была одна из самых популярных гостиниц города, однако, деньги растут не за счет номеров, а за счет ресторанов. Все богатые люди ходили в «Метрополь», все государственные конфликты и вопросы Думы решались тут же.

После войны маленькая гостиница привлекала небольшую прослойку людей, но клиенты были богатые. Именно в «Метрополе» Колчак встретился со своим отцом, а тот презентовал свою книгу. Сюда была привезена невеста Колчака, и тут недалеко, в храме на улице 5-й Армии, они обвенчались. Почему Колчак всегда останавливался здесь? Все было рядом, это же центр. На старой рекламе сказано: «Она в самом центре среди банков и управлений».

Основным конкурентом «Метрополя» была огромная гостиница «Россия».

 

 


«Россия»
Ленина, 13, здание Театра юного зрителя

 

До японской войны эта гостиница представляла собой злачное местечко с кабацкой музыкой и барышнями, пляшущими канкан. Но с 1904 года, в фойе появляется новые люди — чиновники императорского красного креста, рядом с ними много сестер красного креста — а эту должность, как правило, занимали известные девушки. Все офицеры армии стали ездить сюда, так как мимо Иркутска не проедешь, а КБЖД еще не достроили, таким образом рестораторы сколотили капитал.

Ресторан «России» вдруг увидел новую публику: канкан был ликвидирован, а вместо него завели театральный оркестр.

 

 


«кофейня»
Карла Маркса, 26, сегодня здание «Амбара» и «Чили»

 

Город был маленький, конкуренция заставляла работать качественно и придумывать что-то новое. Одним из самых развивающихся и доходных предприятий был бильярд, который прятали под разными вывесками. Иркутские купцы не верили, что открыв просто кофейню без дополнительного заработка внутри, можно ее содержать и еще делать так, чтобы она приносила прибыль.

В 1900 году приезжает элегантный француз Шольтье, и выясняется, что он приехал с бизнес-идеей — он привез кусочек Европы. Он открывает кофейню с высокими требованиями к качеству и очень хорошим сервисом. Купцы посмеялись: они знали, что кофейня не может давать денег, так как у иркутян не было привычки ходить попить чаю-кофе. Но француз Шольтье, несмотря ни на что, сделал это. Он привез целую бригаду французов, так как надо было следить за качеством приготовления, и держать сервис на достойном уровне. 

 

 


«Кондитерская» ХоДкевича
Киевская, 1

 

Поляки тоже старались держать высокую планку своих заведений. Поляки приезжали ненадолго, и покупать помещения не имело смысла, так что площадь владелец кондитерской Ходкевич, о котором пойдет речь, арендовал. Хоткевича сравнивали с французом Шольтье по цене, по сервису и другим характеристикам и часто не пользу поляка. Но он не сдался и поднял качество кофейни на такой уровень, что в 1905 году он представлял свою кофейню в Париже, где французы присудили ему золотую медаль.

 В эту кондитерскую ходили люди состоятельные. В старых газетах нередко можно найти объявление от разных женщин: «Обронила браслет золотой у порога кондитерской Ходкевича».

Если молодой человек имеет виды на барышню, то это было видно по тому, насколько скоро он пригласит ее в кофейню Хоткевича. 

 

 

ВАЛЕНТИНА РЕКУНОВА
~ гид

И даже сейчас, когда бы вы ни пришли в «Бельгийские пекарни», вы всегда найдете хоть одну влюбленную парочку там, потому что дух этого места остался. Осталась магия места. Как говорит английский историк Питер Акройд, если что-то по-настоящему состоялось, оно продолжает притягивать к себе сквозь время. 

 

​​​​​​​​​  
Фотографии — Антон Климов
 


Гостиница «Депо»
Карла Маркса, 23а, сегодня — магазин «Алмаз»

 

Первоначально у здания было всего 2 этажа, и в 1909-1910 гг. оно снималось в аренду ресторатором Ишаевым. Варьете с канканами уже не производило прежнего впечатления, и находчивый владелец сделал оригинальный ход: он решил устроить чемпионат по дамской французской борьбе, и вместо хорошеньких девушек приехали крупногабаритные атлетки. Это, конечно, привлекло внимание. Потом там же устраивали и английский бокс, и на это публика хорошо реагировала.

В 1910 году этот ресторан под названием «Пале де кристаль» переместился в здание бывшего ресторана «Марсель» (около городского театра) и принял иное, кавказское направление; даже вино здесь подавалось исключительно в бурдюках.

 

 


«Grand Hotel»
Литвинова, 1

 

Знаменитое и необычайно красивое здание – дом инженера Никитина. Глядя на это здание, сложно представить, что это может быть дом инженера. На самом же деле, настоящие профессионалы до революции очень высоко ценились, Но особенно везло тем, кто находил индивидуальный подход к влиятельным господам в думе, управлении Забайкальской железной дороги. А Никитин был близок с банкирами и с их помощью успешно наращивал капитал, который и вложил затем в это капитальное здание.

Когда же фортуна перестала улыбаться Никитину, дом был выставлен на торги, и его приобрёл господин Тышковский. Новый хозяин использовал особняк как доходный дом, и часть него сдавалась под «Гранд Отель». Там играла роскошная музыка, оркестры, в ресторан завозилась только эксклюзивная продукция. Ресторан был рассчитан на появление капризных особ из высшего света.

 

 


Магазин Хаминова
Фурье, 2, нынешний «Сбербанк» 

 

Дом братьев Котельниковых, который они сдавали в аренду Хаминову – купцу первой гильдии. Хаминов сделал там магазин, ставший образцовым во второй половине 19 века.

Пирог Страсбургский, Ветчина Вестфальская, черепаховый суп, конфеты московской фабрики Абрикосова – все это демонстрировалось в больших витринах магазина, возбуждая аппетит покупателей. Однако главный акцент приходился все-таки на марочные вина. А были и магазины, делавшие акцент на сыры. Их реклама в газетах так и начиналась порой: «Иркутским любителям сыров...».

 

 

ВАЛЕНТИНА РЕКУНОВА
~ гид

Сейчас трудно представить уже, как пахнет подливка из сарекской горчицы, обильно политой свежайшим  кедровым маслом, которое знатоки полагали куда лучше прованского. Потому что еда перестала быть натуральной. Что бы мы ни готовили из традиционной кухни, нам будет не хватать главного ингредиента – воздуха, о котором иркутские журналисты писали коротко: «благорастворён».